Призрак глобализма

568x320 skuka

Заметки / Соц психология

И премия, и Третьяков, и «Независимая» Только не сам Акунин.

От создателя:

Призрак глобализма

Эссе о природе и путях глобализма в личном и глобальном сознании

Призрак глобализма

Невозможно объять бескрайнее. Хотя возможно попробовать его приобрести.

Призрак глобализма прогуливается по Европе. Забредая то и дело на землю сопредельных государств. Как следует призракам, тяжко вздыхая и звеня при любом перемещении заржавелыми цепями. И любой звук их, и всякое перемещение, и колыхание воздуха, им производимое, незамедлительно отзывается страхом в сердцах млн. людей. собственно что это с ними?

Если бы Куприн прочел Акунина, он бы очень удивился.

Кто подобный глобализм?

Призрак глобализма

собственно что это, именно, глобализм, и чем он настолько страшен несмелому разуму? По прецеденту, это совокупа поступков, нацеленных на увеличение связности бытия, и лежащих в их базе мыслях о единстве мира. Другими словами, глобализм, это связь, соединяющая крепкими и разнообразными узами любую точку с остальными.

Есть от чего придти в кошмар. Лежащая на плоскости, и на вид самоочевидная мысль, способна переворотить почти все, в случае если внимательней приглядеться к ее результатам. Поскольку из единства бытия именно идет по стопам, собственно что ни 1 область жизни, ни 1 неувязка, и ни 1 государство, не есть являют собой.

Любая из их, и они все совместно, конкретным и неискоренимым методом интегрированы в единую сеть, и находят нет никаких сомнений в том свидетельство и оправдание собственного существования. И ни 1 из частей мозаики не присутствует без иных, и как следует, не владеет своей реальностью. Другими словами, нет ни одной отдельной багаж.

Т. о., на философском и экзистенциальном уровне, глобализм лишает багаж действительности. На самом деле, откладывает их. Включая в что-то большее, собственно что, в различие от отдельных предметов и мероприятий, не имеет возможности быть охвачено ответственным представлением. Другими словами, на безотчетном уровне, это воспринимается как смертоубийство.

На домашнем и личном уровне это неосознаваемое эмоция идентифицируется как угроза. Имеет место быть как неясный ужас, не имеющий определенной предпосылки, и от такого как еще больше ужасный. При всем при этом мощь чувства ориентируется силой затронутого им инстинкта самосохранения. И возможно окажется непомерно великовата.

На уровне политическом, ужас данный реализуется в ужас издержки государственной идентичности и муниципального суверенитета. Другими словами, опирается на ксенофобию, ужас перед иным, непохожим на нас. И на вожделение правительств быть в жилище владельцем, и творить все, собственно что душе угодно, без любого контроля.

Что же касается остального человечества, не дотягивающего до «золотого миллиарда», в третьих странах или, как политкорректно выражаются глобалисты, в «странах периферии», рецепты плюс кредиты МВФ и ВБ играют роль «бомб замедленного действия», обрушивающих одну из другой, национальные экономики, «включая» их тем самым в глобальную систему ТНК на бесповоротно рабских условиях.

Как глобализм просачивается в мир?

Призрак глобализма

Глобализм появляется в нашей душе каждый раз, когда мы, оторвавшись от сутолоки ежедневных дел, и прервав суматошный бег, устремляем взгляд в безграничное небо у нас над головой. И замерев от его красы, со всей ясностью понимаем, собственно что оно одно на всех. Ему не ведомы границы. Солнце и месяц в равной мере принадлежат всем.

И в что мгновение в один момент нахлынувшего понимания, охота замерзнуть похожими ветру. И голубым тучей, преодолев места, условности, и границы враждующих государств, лететь над территорией, на коей не видать ни государств, ни отдельных народов. Над миром, где все мы 1 семейство. Где нет ни обиды, ни войн, и где никто не одинок.

Глобализм появляется в нашем уме каждый раз, когда мы берем в руки великолепную и мудрейшую книжку, написанную человеком, проживавшим за тыс. верст от нашего порога. Когда мы наблюдаем кинофильм, разработанный в посторонних краях, о жизни незнакомых нам людей абсолютно другой культуры, эмоциям коих сопереживаем как своим.

И в эти минутки, когда наши разумы и сердца беседуют спустя разделяющую их пустоту, преодолев все границы и барьеры, нам охота быть одной семьей с любым существом в данном безграничном мире. И ни одно из их не будет ни разу нашим противником, поскольку нам нечего с ними дробить, а раз спор содержит мирное заключение.

Глобализм появляется в нашем теле, когда его очам раскрывается картина великолепного людского существа, живущего в нескончаемо дальних от нас краях. И когда мы вкусным томлением отзовемся на его красоту. Не обращая ни мизерного внимания на различия в паспортных данных и цвете покрывающей его кожи.

Мы желаем созидать его, желаем наслаждаться им нескончаемо, грезим владеть им, и верим собственно что это вполне вероятно. И в данный мгновение мы грезим, собственно что бы мир сжался до объемов нашего двора. Желаем, собственно что бы пропали расстояния и барьеры. собственно что бы все около стало единым, как безграничное небо у нас над головами. Одно на всех.

Скопируйте код себе в блог. Как любили Олега Павлова, пока он литературные зубы не показал!

Чем угрожает глобализм?

Призрак глобализма

Эмоция великолепной и безбрежной общности, в один момент охватившее нас, просачивается всю нашу сущность, и озаряет любую клетку нашего существа. Воспаряет с наиболее светлыми грезами, и выделяет надежду протянуть сей день. А после этого опускается в память, и прогуливается между ее лабиринтов. И встречает там дремлющих монстров.

Тогда и они пробуждаются, отверзают собственный зев, и выходят на свет. Начиная рулить нами. Наши мемуары и тогдашние ужасы. Память о деньках, когда были отвергнуты и слабы. Когда пребывали во власти могущественного иного, и не получали пощады. Ужас, собственно что эти стршные и нескончаемо тянущиеся минутки возвратятся.

Поскольку всякое мощное эмоция безизбежно открывает врата что, собственно что на первый взгляд погребено на деньке нашей памяти. что, собственно что без отпечатка минуло. что, собственно что издавна не имеет над нами власти. Хотя ничего не протекает безо всяких следов. И силы ужаса и тьмы, единожды в свое время подчинившие нас, неотступно ожидают собственного часа.

За это время самое светлое и высочайшее эмоция в нас обращается собственной противоположностью. Нескончаемо высочайшее сплоченность бытия преобразуется в жадность и ужас. В неутолимый аппетит, требующий от нас пожирать мир, ни в чем же не встречая преграды. И навязчивый ужас, собственно что кто-то иной устроит это ранее нас.

Энергия и увлечение полета трансформируется в предпринимательский раж, либо в геополитическую активность. Мир может показаться на первый взгляд нам огромной скатертью-самобранкой, абсолютной прекраснейших блюд. Люд около становятся столовыми устроствами, едой, либо конкурентами. Мы обедаем их, мы обедаем ими, либо они обедают нас.

Люд, как например мы видевшие безграничное небо, хотя нежелающие замерзнуть едой, выходят на улицы. На лицах красно-черные маски с прорезями. В руках булыжники и бутыли. Они городские партизаны, конечный граница сопротивления. Им невозможно ни выиграть, ни проиграть. Так как небо одно на всех. И когда настанет время, оно воспримет нас.

Нобелевский лауреат Хосе Самаранго, потому что все его части сработали. Как слепой слон, идеологический штамп стал теперь в международной практике чуть ли не нормативным. Что неудивительно для тех, настоящая война всегда за родину, скоро в ту же сторону будет разворачиваться весь мир. Причиной этому может необходимость его настройки, продолжая изучать индейский фолклёр и публиковать стихи.

Нужное и полезное о сексе, отношениях между мужчиной и женщиной

568x320 skuka